ГАРАНТ Интернет-версия
Войти Попробовать бесплатно
Февраль 2019
Материал подготовлен экспертами журнала «ВЕСТИ ГАРАНТА»

Минимизация рисков привлечения к ответственности первых лиц компаний, менеджеров подразделений, бухгалтеров и юристов: рекомендации экспертов

За последние четыре года произошло много изменений в части регулирования корпоративных правоотношений: от урегулирования косвенных и коллективных исков до поправок в законодательство о регистрации юрлиц и ИП. Кроме того, совсем скоро вступят в силу (с 16 октября) изменения в законодательство о ценных бумагах в части закрепления их нового вида – структурных облигаций. Рассуждая о значимости этих изменений и об их практической реализации на состоявшемся конгрессе "Корпоративное управление: правовые аспекты 2018 Осень", организованном агентством "АСЭРГРУПП", эксперты дали некоторые рекомендации хозяйствующим обществам и их участникам.

Взыскание убытков с собственников и руководителей организаций в пользу кредитора в случае реорганизации и ликвидации общества, а также результате исполнения указаний головной компании

Кредитор может обратиться с прямым иском к собственнику бизнеса в следующих случаях:

  • причинения убытков в результате реорганизации общества (п. 3, п. 5 ст. 60 Гражданского кодекса, п. 6 ст. 15 Федерального закона от 26 декабря 1995 г. № 208-ФЗ "Об акционерных обществах" (далее – Закон об АО), п. 5 ст. 51 Федерального закона от 8 февраля 1998 г. № 14-ФЗ "Об обществах с ограниченной ответственностью" (далее – Закон об ООО).
  • ликвидации организации (судебная практика руководствуется правилами ст. 64.1 ГК РФ);
  • в результате исполнения указаний головной компании (основного хозяйственного общества) (п. 3 ст. 6 Закона об АО, п. 3 ст. 6 Закона об ООО).

Если кредитору, потребовавшему возмещения убытков, не производят их возмещение, то солидарную ответственность перед кредитором наряду с юридическими лицами, созданными в результате реорганизации, несут лица, имеющие фактическую возможность определять действия реорганизованных юридических лиц (п. 3 ст. 53.1 ГК РФ), члены их коллегиальных органов и лицо, уполномоченное выступать от имени реорганизованного юридического лица (п. 3 ст. 53 ГК РФ).

Однако судебная коллегия кассационной инстанции при рассмотрении дела о справедливом распределении активов и пассивов при реорганизации встала на сторону руководителя общества, указав, что применение такой меры, как возмещение убытков возможно при доказанности совокупности нескольких условий: противоправности действий причинителя убытков, причинной связи между противоправными действиями и возникшими убытками, наличия и размера понесенных убытков (постановление Арбитражного суда Поволжского округа от 25 октября 2018 г. № Ф06-38763/18). Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суды установили, что конкурсным управляющим не представлены доказательства, свидетельствующие о реорганизации в период неплатежеспособности должника и о причинении вреда имущественным правам кредиторов. Проведенная судебная экспертиза также подтвердила, что передача имущества, дебиторской и кредиторской задолженности новообразовавшейся организации не повлекла существенных изменений относительно платежеспособности организации.

Иную позицию высказал суд апелляционной инстанции при рассмотрении дела о привлечении к ответственности руководителя организации, согласно которой убытки взыскивались в связи с неисполнением налоговых обязательств, а не из-за перечисления денег в пользу "фирм-однодневок" (постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 17 сентября 2018 г. № 07АП-1923/15). Суд указал, что обязанность по надлежащей организации бухгалтерского учета, представлению отчетных и налоговых документов, в том числе и при проведении мероприятий налогового контроля возлагается на единоличный исполнительный орган общества. Соответственно, руководитель общества не проявил должной добросовестности и предусмотрительности, которые требовались от него в процессе хозяйственной деятельности, не обеспечил своевременное и полное предоставление налоговым органам документов о начислении и уплате налогов, о хозяйственных взаимоотношениях с контрагентами. Несмотря на то, что решение налогового органа не устанавливает вину руководителя организации, а лишь констатирует допущенные налоговые нарушения, арбитражный суд посчитал, что подтверждена причинно-следственная связь между ненадлежащим исполнением обязанностей руководителя общества и причиненными убытками. Таким образом, мнения судей относительно привлечения к ответственности руководителей организации в случае причинения убытков в результате реорганизации расходятся.

При рассмотрении дела о привлечении к ответственности первых лиц организации при ее ликвидации суд кассационной инстанции взыскал с них солидарно убытки (решение Арбитражного суда г. Москвы от 21 декабря 2016 г. по делу № А40-44084/2015). Как следовало из материалов дела, между организациями был заключен договор купли-продажи товара, и в связи с его неуплатой ответчиками в полном объеме вынесено решение суда о принудительном взыскании. Однако при принятии мер по исполнению судебного акта стало известно, что единственный участник должника принял решение о ликвидации. При этом указанную задолженность ликвидатор не включил в промежуточный и ликвидационный баланс и не уведомил кредитора о начале процедуры ликвидации, несмотря на то, что обществом признавалась указанная задолженность, в том числе и актами сверки взаимных расчетов. Кроме этого, суд согласился с доводами кредитора о том, что ликвидатор, указав неверный адрес ликвидируемого общества, лишил их права на предъявление своих требований, что напрямую свидетельствует о его недобросовестности и нарушении порядка ликвидации. Он подчеркнул, что ликвидатор, который не обеспечил своевременное получение почтовой корреспонденции (претензий кредиторов), возмещает убытки, возникшие у кредиторов, так как задолженность перед ними не была учтена при ликвидации организации. Руководителя организации привлекли к ответственности в связи с тем, что после принятия решения о ликвидации организации он должен был передать всю бухгалтерскую и иную документацию ликвидатору, но не сделал этого – необходимые доказательства отсутствовали в материалах дела. Таким образом, бремя доказывания своей невиновности лежит на лице, причинившем вред, то есть на должнике (п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 23 июня 2015 г. № 25 "О применении судами некоторых положений раздела I части первой ГК РФ"). Суд пришел к выводу, что причиненные убытки явились результатом совместных, последовательных и согласованных незаконных действий должников при проведении ликвидации общества, соответственно, ответственность за их возникновение должна возлагаться солидарно.

Алина Дмитриева,
9 января 2019
Материал подготовлен экспертами журнала «ВЕСТИ ГАРАНТА»

По делу о взыскании убытков с первых лиц общества в результате исполнения указаний головной компании суды пришли к выводу, что контроль и руководство деятельностью должника фактически осуществляли его акционеры, а не дочерние компании, в связи с чем установили наличие оснований для привлечения их к солидарной ответственности (постановление Арбитражного суда Московского округа от 6 апреля 2018 г. № Ф05-3670/18). Такие выводы сделаны судом на основании того, что деятельность осуществлялась по одному адресу в рамках единой группы, у должника отсутствовала самостоятельная имущественная база и активы.
На основании приведенной судебной практики партнер, адвокат коллегии адвокатов "Ковалёв, Тугуши и партнеры" Сергей Кислов отметил, что для минимизации рисков привлечения к солидарной ответственности первых лиц организации следует формировать достоверные сведения в документах при проведении процедур ликвидации или реорганизации компаний, соблюдать законодательство и формальную обособленность компании в рамках осуществления коммерческой деятельности.

Привлечение к уголовной ответственности собственников бизнеса, руководителей организации и менеджеров подразделений в рамках процедуры банкротства

В результате банкротства компании к уголовной ответственности первые лица могут быть привлечены за неправомерные действия при банкротстве (ст. 195 Уголовного кодекса), за преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ) и за фиктивное банкротство (ст. 197 УК РФ). Партнер, руководитель направления "Реструктуризация и банкротство", юридической фирмы "Рустам Курмаев и партнеры" Дмитрий Клеточкин привел примеры из судебной практики: был осужден генеральный директор за неправомерные действия при банкротстве (ч. 1 ст. 195 УК РФ) и за злоупотребления полномочиями (ч. 1 ст. 201 УК РФ), который при наличии признаков банкротства организации совершил ряд сделок по отчуждению по заниженной цене в пользу подконтрольных ему юридических лиц технологического оборудования предприятия-должника стоимостью более 8,7 млн руб. (приговор Котласского городского суда Архангельской области от 26 августа 2011 г. по делу № 1-146/2011). А за преднамеренное банкротство (ст. 196 УК РФ) и за злоупотребления полномочиями (ч. 1 ст. 201 УК РФ) осудили руководителя, который в рамках фиктивных договорных отношений перечислил "фирмам-однодневкам" денежные средства на сумму более 105 млн руб., полученные организацией на выполнение государственных контрактов, что повлекло их невыполнение и последующее возбуждение производства по делу о банкротстве в отношении предприятия-должника (приговор Чертановского районного суда г. Москвы от 16 декабря 2011 г. по делу № 1-426/2011).

Дмитрий Клеточкин подчеркнул, что проблема привлечения руководителей организаций и менеджеров к уголовной ответственности заключается в том, что отсутствует единообразная судебная практика и опыт применения законодательства о банкротстве у судов общей юрисдикции, нет четкой формулировки норм, за что именно привлекаются первые лица компании к ответственности, и при этом допускаются ошибки в правовой квалификации. Так, например, суду необходимо принять решение о необходимости привлечения к уголовной ответственности руководителя, который в целях спасения бизнеса от банкротства продает имущество организации по стоимости значительно ниже рыночной. При рассмотрении дела в суде будет решаться вопрос о причинно-следственной связи между действиями руководителя и финансовым положением компании, а также будут приниматься во внимание результаты экспертизы независимых оценщиков. Таким образом, суду необходимо сделать правильный вывод о наличии или отсутствии злоупотребления со стороны руководства при продаже имущества компании и для квалификации названных сделок как ничтожных (постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 13 сентября 2011 г. № 1795/11).

Глава арбитражного отдела адвокатской конторы "Третьяков и партнеры" Елена Кузьмина отметила, что существует достаточно тонкая грань между гражданско-правовой и уголовной ответственностью, и участились случаи привлечения к ответственности за мошенничество (ст. 159 УК РФ) глав юридических компаний правоохранительными органами. Эксперт указала, что уголовная ответственность юристов и адвокатов вытекает из отношений с клиентами. При этом правоохранительные органы стараются признать договоры на оказание юридических услуг фиктивными, целью заключения которых является получение денежных средств, доказывая, что эти услуги не оказывались. Так, например, они считают это основанием для возбуждения уголовного дела против всех лиц, в том числе против адвокатов. Также они оспаривают целесообразность привлечения адвоката для представления интересов компании в суде при наличии юриста в штате, признают несоответствие размера гонорара объему оказанных услуг и находят нарушения внутренних процедур заключения договора. Так, было заведено уголовное дело в отношении юриста по делу о банкротстве ООО "Голденберг", впоследствии Мосгорсуд отменил постановление об аресте юриста (апелляционное постановление Московского городского суда от 26 октября 2018 г. по делу № 10-18503/2018), дело сейчас находится на расследовании.

В качестве примера Елена Кузьмина привела дело, по которому пытались привлечь к уголовной ответственности за подделку официальных документов (ч. 2 ст. 327 УК РФ) и использование заведомо поддельных документов (ч. 3 ст. 327 УК РФ), а также растрату 368 млн руб. (ч. 4 ст. 160 УК РФ) бывшего руководителя общества, главного бухгалтера и главу юридической организации. Между обществом и юридической организацией был заключен договор на оказание юридических услуг. Позиция следствия заключалась в том, что заключенный договор является фиктивным, услуги фактически не оказывались, и деньги распределялись между фигурантами дела, также указывалось, что у общества была своя юридическая служба, которая не требовала дополнительных расходов. Однако в ходе проверки выяснилось, что сотрудники юридической организации успешно провели свыше 140 судебных дел для этой компании, благодаря чему предприятие сэкономило не менее 5 млрд руб., что подтвердило факт заключения договора на оказание услуг между юридической организацией и обществом. В связи с этим дело было возвращено в прокуратуру для устранения нарушений, выявленных в ходе следствия.

Алина Дмитриева,
9 января 2019
Материал подготовлен экспертами журнала «ВЕСТИ ГАРАНТА»

Привлечение к уголовной ответственности юристов и бухгалтеров компаний за организацию и соучастие в совершении преступления

Руководитель департамента правового и налогового консалтинга компании "Прифинанс" Екатерина Романова указала, что привлечь к уголовной ответственности юриста, равно как и главного бухгалтера, можно в случае их соучастия и умысла в совершении преступления. Например, если юрист компании или бухгалтер, заведомо зная о намерении руководителя совершить преступление, не сообщили об этом в правоохранительные органы, более того, подготовили всю необходимую документацию (договоры, акты, локальные документы компании и т. д.). При этом эксперт отметила, что юрист и бухгалтер из пособников преступления могут превратиться в организаторов, которые своими консультациями ввели в заблуждение руководителя. "Грань между юридической консультацией и пособничеством в совершении преступления путем дачи советов и указаний достаточно размыта", – добавил ведущий юрист Европейской юридической службы Павел Корнеев. Он рекомендовал помнить, что если юрист советами способствует совершению преступления, то в его действиях усматривается пособничество. Кроме того, есть ряд преступлений, за совершение которых юрист может нести уголовную ответственность как непосредственный исполнитель: посредничество в коммерческом подкупе (ст. 204.1 УК РФ) и посредничество во взяточничестве (ст. 291.1 УК РФ). Эксперт отметил, что доказательствами причастности юриста к противоправным действиям могут являться показания сотрудников компании, данных ими в качестве свидетелей и письменные доказательства (договоры, правовые заключения).

"Привлечь к уголовной ответственности юриста или бухгалтера возможно и по результатам проведения проверки в обществе со стороны налоговых и правоохранительных органов, например, после выездной налоговой проверки", – подчеркнула Екатерина Романова. К субъектам преступления, предусмотренного статьей об уклонении от уплаты налогов, сборов (ст. 199 УК РФ), могут быть отнесены руководитель организации, главный бухгалтер и иные лица, уполномоченные на подписание отчетной документации, представляемой в налоговые органы (п. 7 Постановления Пленума ВС РФ от 28 декабря 2006 г. № 64 "О практике применения судами уголовного законодательства об ответственности за налоговые преступления"). Эксперт сообщила, что сотрудники с намерением спасти организацию от доначислений и штрафов выстраивают нелегитимную позицию, в том числе подговаривают сотрудников давать ложные показания на допросах, подделывают корпоративную документацию, сведения финансовой отчетности, скрывают или уничтожают сведения или документы, и такие действия будут квалифицированы как активное пособничество при уклонении от уплаты налогов и сборов в организации (ст. 199 УК РФ). Руководитель группы бухгалтерской практики BDO Unicon Outsourcing Татьяна Пискарева добавила, что под статью о сокрытии имущества, по которому должны взыскиваться налоги (ст. 199.2 УК РФ), попадают формально легальные способы перенаправления денежных потоков в обход расчетного счета организации-должника. По ее мнению, речь идет о проведении искусственных взаимозачетов, так, например, организация направляет должникам письма с просьбой перечислить деньги напрямую кредиторам организации, минуя ее расчетный счет. Эксперт подчеркнула, что в качестве доказательства обвиняющая сторона использует данные переписки между руководителем и бухгалтером, как рабочей, так и личной.

Первый вице-президент Группы компаний "Биотэк", руководитель направления по делам о соблюдении этических и бизнес норм Сергей Лапин отметил, что при рассмотрении вопроса о привлечении к уголовной ответственности сотрудников компании в зоне риска находятся лица, осуществляющие деятельность в дочерних или зависимых обществах (как правило, это удаленные организации), так как обеспечить ежедневный контроль за ними не всегда представляется возможным. Эксперт рассмотрел ситуации с участием недобросовестных сотрудников. Так, менеджер во время переговоров может договариваться об иных условиях сделки, вступая в сговор с поставщиком с возможностью получения дополнительного процента или выгоды. Или другой менеджер, возможно, действует в собственных интересах либо в интересах третьих лиц, отстаивая интересы сторонней компании, в которой может работать по совместительству. Таким образом, из-за недобросовестности сотрудников нарушаются интересы компании, в связи с чем работников могут привлечь к административной, дисциплинарной и уголовной ответственности. Для предотвращения подобных ситуаций Сергей Лапин рекомендует проводить обучение сотрудников и профилактические мероприятия. Эксперт указал, что в компании необходимо принять Положение о конфликте интересов с разъяснением терминологии, что подразумевается под ним, и приведением конкретных примеров и типовых случаев.

Сергей Лапин также рекомендовал интересоваться о причинах увольнения подчиненных как с прошлого места работы, так и при уходе с текущего места работы. Таким образом, по мнению эксперта, должен быть предусмотрен способ взаимодействия между руководством и сотрудниками, например, анонимная горячая линия, чтобы последние могли сообщить об известных им нарушениях.

Алина Дмитриева,
9 января 2019
Материал подготовлен экспертами журнала «ВЕСТИ ГАРАНТА»

Сергей Лапин отметил, что при поступлении на работу желательно, чтобы будущий сотрудник проходил собеседование у всех руководителей подразделения, с проверкой по всем открытым каналам, в том числе и в социальных сетях. А в ходе испытательного срока он предложил обратить внимание не только на эффективность работника как менеджера, но и на его добросовестность и порядочность.

Помимо этого эксперт рекомендовал анализировать авансовые отчеты сотрудников и расходы подразделения в целом. Так, анализ платежных квитанций за электроэнергию показал, что в одном из дочерних предприятий резко выросли расходы. В ходе проведения проверки выяснили, что пустующую часть склада руководитель использовал под установку оборудования для добычи майнинга и занимался этим на протяжении трех месяцев. Для предотвращения подобных ситуаций руководству организации следует провести мероприятия по ужесточению локально-нормативных актов и контроля. Эксперт выступил с предложением о создании общедоступного ресурса сбора информации о недобросовестных сотрудниках, с проверкой представленной информации и привлечением к ответственности лица, который опубликует ее.

Статистика работы правоохранительных органов в ходе расследований экономических преступлений

В случае выявления фактов причинения преступлением ущерба государству или гражданам правоохранительные органы осуществляют взаимодействие с иными государственными органами с целью возмещения причиненного вреда (приказ Генеральной прокуратуры РФ, МВД России, МЧС России, ФСБ России, Следственного комитета РФ, ФСКН России, ФТС России, ФССП России и Росфинмониторинга от 29 марта 2016 г. № 182/189/153/243/33/129/800/220/105 "О порядке взаимодействия правоохранительных и иных государственных органов на досудебной стадии уголовного судопроизводства в сфере возмещения ущерба, причиненного государству преступлениями"). Как отметил полковник, заместитель руководителя главного следственного управления Следственного комитета РФ по г. Москва Виталий Саксин, Следственный комитет РФ и ФНС России осуществляют взаимодействие с целью направления материалов о налоговых преступлениях непосредственно в Главное следственное управление по г. Москве для установления контроля за ходом и результатами проверок. По его словам, за 2018 год следственные подразделения наложили арест на имущество по уголовным делам (ст. 115 Уголовно-процессуального кодекса), направленным в суд на рассмотрение, на сумму более 1 млрд руб., при этом в 2017 году она составила около 740 млн руб. Исходя из приведенной статистики, эксперт подчеркнул, что наблюдается положительная динамика в части активизации принимаемых мер по наложению ареста на имущество лиц, привлекаемых к уголовной ответственности. Он отметил, что принятие соответствующих мер в отношении имущества налогоплательщиков способствует не только добровольному погашению налоговой недоимки, но и возмещению ущерба, причиненного бюджету РФ налоговыми преступлениями. Так, в 2018 году возмещению подлежало 7,9 млрд руб.

"В 2018 году было возбуждено 83 тыс. уголовных дел за экономические преступления, из них 24 тыс. – по делам о мошенничестве (ст. 159 Уголовного кодекса), и 1,5 тыс. уголовных дел относятся к предпринимательской сфере, касающиеся присвоения или растраты (ст. 160 УК РФ), а общий ущерб причинен на сумму более 300 млрд руб.", – добавил председатель комиссии по совершенствованию правоохранительной деятельности Ассоциации юристов России Александр Козлов.

***

Для привлечения юриста и бухгалтера к уголовной ответственности правоохранительным органам необходимо доказать наличие прямого умысла у указанных лиц. При этом при предоставлении консультаций руководителю в устной или письменной форме с описанием потенциальных рисков и путей их решения необходимо представить ссылки на нормативно-правовые акты, позиции судов и разъяснения государственных органов. Если же у руководителя организации возникают сомнения в правильности соблюдения налогового законодательства и работе бухгалтера, то эксперты рекомендуют провести аудит всей деятельности организации, что также позволит подготовиться к внеплановой налоговой проверке. Что касается сотрудников организаций, то им важно помнить, что если приказ, изданный руководством, противоречит нормам российского законодательства, то при его выполнении работник не освобождается от ответственности. Также при получении документов от контрагентов или клиентов, подлинность и законность которых вызывает сомнения, необходимо подписать акт-приема документов, в котором будет четко указано, кто передал документы и какие именно. Во избежание привлечения к уголовной ответственности сотрудникам следует обратить внимание на механизм проверки контрагентов, с которыми заключаются сделки, для подтверждения их реальности и выявления потенциальных рисков для компании.

Алина Дмитриева,
9 января 2019
kypit-garant